Spread the love
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

The National Interest (США)

Марк Эпископос (Mark Episkopos)

 

За последние недели Кремль сосредоточил на российско-украинской границе самое большое с 2014 года количество сил и техники. Подразделения не только Западного военного округа России, но и Центрального и Южного военных округов были переброшены в массовом порядке в две точки: на российскую территорию, граничащую оспариваемым украинским Донбассом, и в Крым

 

На фоне эскалации напряженности в связи с продолжающимся конфликтом на Донбассе военные аналитики продолжают спорить о том, готовит ли Россия вторжение на Украину. Но как может выглядеть такое вторжение, и что за ним последует? Согласно одному из предложенных сценариев, Кремль мог бы создать предпосылки для возможного конфликта, формально признав самопровозглашенные Донецкую (ДНР) и Луганскую (ЛНР) народные республики. Под предлогом защиты этих пророссийских сепаратистов (около 640 тысяч из которых к настоящему времени получили российское гражданство) от агрессии Украины силы, сосредоточенные у российских границ, начнут двигаться на запад и быстро захватят территории, в настоящее время контролируемые силами ЛНР и ДНР, пользующихся поддержкой России. Вооруженные силы Украины находятся не в том положении, чтобы противодействовать быстрому и относительно безболезненному захвату Россией спорного Донбасса или даже причинить ей ощутимый ущерб.

 

Перспективы активного партизанского сопротивления на Донбассе также невелики, по имеющимся данным, проукраинские настроения в Луганской и Донецкой областях в 2014 году были относительно слабыми и с тех пор еще более уменьшились.

 

Захват ДНР и ЛНР позволит российским войскам приблизиться к линии разграничения между Украиной и оспариваемой частью Донбасса. Кремль вполне может на этом остановиться, используя свои стремительные достижения на поле боя для оказания давления на Киев и Запад, чтобы заставить их признать некоторую независимость де-юре, а де-факто — статус российского протектората для ДНР и ЛНР, в целом напоминающий статус Абхазии после российско-грузинской войны 2008 года. Если предположить, что Запад не вмешается в военном плане, то единственной проблемой, стоящей перед Россией, будет проблема административная. Спасение разрушенной войной инфраструктуры Донбасса, а также выплата пенсий и оказание медицинской помощи жителям ЛНР и ДНР повлечет за собой огромные расходы из казны Кремля — и без того истощенной.

Но в зависимости от предшествующих этому обстоятельств Москва может принять решение о дальнейшем продвижении вглубь территории Украины. Хотя по-прежнему крайне маловероятно, что Россия попытается захватить Киев, эксперты предупреждают о том, что наступление России на запад будет заключаться главным образом в захвате большей части, если не всего черноморского побережья Украины. Эта операция, предположительно, должна начаться в Мариуполе и продолжаться до захвата Бердянска. В зависимости от масштаба российских амбиций наступление может продолжаться вплоть до захвата Одессы, главного украинского портового города. Такой конфликт будет полностью отличаться от стремительного и беспроблемного захвата Россией Донбасса. Несмотря на то, что вооруженные силы Украины значительное слабее российских и уступают им по численности во всех соответствующих военных категориях, они, скорее всего, направят все свои усилия на ожесточенное сопротивление наступлению России. России — даже при подавляющем военном превосходстве — будет непросто быстро установить полный и безусловный контроль над столь обширной прибрежной территорией. Более того, Одесса — это не Донецк. Российские оккупационные силы не могут рассчитывать на то, что в южных прибрежных городах Украины их будут встречать как освободителей, и они должны быть готовы к возможным мятежам, за которыми последуют массовые потери среди гражданского населения.

 

Хотя ясно, что Киев не сможет победить ни в одном сценарии, предполагающем самостоятельную оборону от вторжения России, он, вероятно, может путем упорного сопротивления вооруженных сил и гражданского населения помешать Москве провести блицкриг и добиться быстрого результата.

 

Благодаря этому США и Евросоюз могли бы выиграть достаточно времени, чтобы выработать и согласовать ответные политические меры — вплоть до военного вмешательства.

от admin