Spread the love
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 (Главред, Украина)

Андреас Умланд

 

  Канцлер ФРГ Ангела Меркель на встрече с президентом Украины Владимиром Зеленским обсудит ряд вопросов, в числе которых, помимо двусторонних отношений между странами, будут вопросы отношений с Россией и ситуации вокруг «Северного потока — 2»

 

«Северный поток — 2» будет, пожалуй, самой сложной темой, потому что украинская и немецкая позиция, по крайней мере, сегодняшнего немецкого правительства, диаметрально противоположны. И в этой связи Зеленский будет еще раз излагать, почему он против этого проекта и доводить до ведома Германии требование о том, что этот проект не может быть завершен, по крайней мере до тех пор, пока не будет существенных улучшений российско-украинских отношений. Например, возможен вариант, что Зеленский мог бы предложить ввести мораторий на эксплуатацию СП-2, пока не будет решен вопрос с оккупированными территориями Донбасса и Крыма.

 

Украину уже слышат — и в ЕС, и в США, да и в самой Германии уже есть довольно большие фракции политических сил, которые решительно настроены против запуска газопровода, то есть это — результат украинского изложения своей позиции. Зеленский на встрече может эту позицию только еще раз подтвердить.

 

Кроме того, он также может поднять и технический вопрос, а именно то, насколько долго украинская ГТС сможет выполнять свою внутреннюю функцию, если не будет транзита между ЕС и РФ. Этого вообще пока не понимают в Германии, так как немецкая дискуссия по СП-2 сводится к тому, что это — чисто коммерческий проект между ФРГ и Россией, в который Украине не стоит вообще вмешиваться. И задача Украины, а конкретно Зеленского — развить альтернативный нарратив.

 

Наиболее вероятно, что СП-2 будет достроен, но не запущен. Но если его все-таки запустят, то тогда в Украине могут появиться немецкие программы для эксплуатации украинской ГТС в других целях — для хранения газа, транспортировки низкоуглеродного газа или водорода. Но тут нужно добавить то, что все эти проекты можно сделать и сейчас, потому любая компенсация, о которой уже говорят в Германии и которую может предложить Меркель, в этом случае будет чисто символической.

 

Что касается Донбасса и Крыма, то тут ситуация противоположная — тут Германия, в принципе, занимает ту же позицию, что и Украина и серьезных разногласий тут нет. Потому тут могут обсуждать вопрос дополнительных санкций, но проблема в том, что на эти санкции должны согласиться все члены ЕС и это не совсем тема сугубо украино-немецких отношений.

 

Если же говорить о возможной евроинтеграции Украины в ЕС и НАТО, то, прежде всего, два этих вопроса необходимо разделять. Потому что вступление в ЕС — это скорее техническая задача, а именно воплощение уже подписанного и ратифицированного соглашения об Ассоциации. С НАТО другое дело — это военный союз. И дискуссия о вступлении в НАТО является скорее отвлечением, чем чем-то продуктивным, так как НАТО вряд ли возьмет Украину в свои ряды, пока длится конфликт с Россией. Просто потому, что западноевропейские страны НАТО не захотят взять на себя обязательство в отношении страны, которая находится в войне с ядерной сверхдержавой.

 

Потому вся украинская кампания в отношении НАТО, к сожалению, пока обречена на провал и отвлекает Украину и Запад от поиска более продуктивных и реалистичных идей повышения украинской безопасности.

 

Яркий тому пример — история с невступлением в НАТО Грузии, которая намного дольше чем Украина готова к вступлению, но за эти годы даже не получила ПДЧ. И если исходить из горького опыта Грузии, то Украине тут вообще ничего не светит.

 

Потому, даже если Зеленский и Меркель затронут этот вопрос, то могут поднять тему какого-то нового статуса, но это будет контрпродуктивно, так как некое продвижение будет раздражать Россию, но никак не усилит безопасность Украины.

 

Андреас Умланд — старший эксперт программы европейских, региональных и российских исследований Украинского института будущего

от admin