Spread the love
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

The Telegraph (Великобритания)

Джонатан Саксти (Jonathan Saxty)

 

      Марк Рютте, премьер-министр Нидерландов, возможно, говорил от имени многих в Западной Европе, когда недавно спросил, можно ли создать новый Евросоюз без Венгрии и Польши. Цивилизационный «железный занавес» в Европе грозит разорвать континент на части, а страны бывшего Варшавского договора ревностно охраняют свой суверенитет и культуру, становясь для брюссельской элиты скорее занозой, чем ценным активом

 

Цивилизационное разделение недавно вновь вспыхнуло в результате новых юридических баталий между ЕС, с одной стороны, и Будапештом и Варшавой, с другой — на этот раз по поводу прав ЛГБТ. В то время как у ЕС нет механизма для исключения государств-членов, статья 7 Договора о Евросоюзе допускает лишение какой-то страны права голоса. По этой статье и Венгрия, и Польша могут стать объектами соответствующих расследований. В то время как для признания нарушений требуется единогласие (что наверняка окажется невозможным), введение против отдельных стран каких-то санкций может потребовать лишь квалифицированного большинства.

 

Часто говорят, что Брюсселю достаточно просто затянуть гайки, и государства-члены ЕС из Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) примут необходимое решение. Но так ли это на самом деле? Хотя финансовые санкции и могут работать в отношении государств-членов ЦВЕ, последние все меньше нуждаются в деньгах ЕС и со временем могут обойтись значительно меньшим количеством европейских субсидий, тем более, что они далеко не бесплатные. Ведь на самом деле, финансовые санкции могут даже и снизить привлекательность ЕС в их глазах. Риск состоит в том, что в случае давления на них страны ЦВЕ вообще могут потерять стимул оставаться в Евросоюзе. Хотя они, как правило, и являются бенефициарами ЕС, субсидии Евросоюза реально составляют самое большее от 1,5% до 3% их ВВП.

 

Да, государства-члены ЦВЕ зависимы от торговли внутри ЕС, но если посмотреть на цифры экспорта, вырисовывается иная картина, в которой Германия другие развитые страны Западной Европы имеют от внутрисоюзной торговли явные преимущества (правда, это зависит от относительного размера экономики каждого государства-члена, но в целом картина остается именно такой). Согласно мнению Конрада Поплавски из Центра восточноевропейских исследований, которое он изложил в статье, опубликованной Питтсбургским университетом, страны «Вышеградской четверки» даже способствовали повышению конкурентоспособности экономики Германии. В период с 2003 по 2014 год доля Германии во внешней торговле стран этой группы упала с 30% до 25%. За тот же период участие этих государств во внешней торговле Германии увеличилось с 7,9% до 20%. Разве не может это вообще стать причиной некоторого отхода Вышеграда от ЕС?

 

Государства-члены ЦВЕ также по большей части достигли относительно устойчивого положения своей экономики с низким уровнем долга, с динамично развивающимся промышленным и информационным секторами, от которых страны Западной Европы становятся все более зависимыми. По доле государственного долга по отношению к ВВП в 2020 году Венгрия (78%) стояла значительно ниже не только Франции (115,9%) и Италии (159,6%), но и ниже показателей в ЕС в целом (93,9%). А дела в Польше (56,6%) оказались лучше, чем в Германии (71,2%). Следует отметить, что в отличие от стран Средиземноморья, государства-члены Центральной и Восточной Европы в основном сохранили свои собственные валюты. Следовательно, выйти из ЕС им будет относительно легко.

 

ЕС находится сейчас в безвыходном положении. Если бы все действительно было бы так просто, как «придерживание» субсидий и наказание стран-членов из ЦВЕ, почему Брюссель не поспешил последовать этой стратегии, уже получив со стороны этих стран ярлык «блефа» в отношении своей политики? Если жители Центральной и Восточной Европы знают, что Брюссель ничего решительного не сделает, они могут продолжать обзывать линию Брюсселя «блефом» и продолжать углублять тупиковую ситуацию. У наблюдателей в этой связи все чаще возникает вопрос, что западноевропейские государства-члены получают от этого соглашения ЕС: они не только заявляют, что восточноевропейские государства-члены ЕС «пьют их кровь», но и становятся явным препятствием на пути любых федералистских амбиций еврократов.

 

Конечно, Брюссель может опасаться воссоединения Венгрии и Польши с Кремлем. Никто не может с уверенностью рассчитывать на то, что Центральная и Восточная Европа продолжат враждебно относиться к России, стране с огромными национальными проектами, конкурирующими с китайским мегапроектом «Один пояс — один путь», в которой более 5 миллионов квадратных километров земли станут вновь пригодными для жизни и сельского хозяйства в течение ближайшего столетия в связи с изменением климата. По мере того как на первый план в Европе выходит поколение, сформировавшееся после «холодной войны», нет никаких гарантий того, что нынешний уровень враждебности по отношению к Москве сохранится и дальше. Действительно, средний поляк имеет гораздо больше общего в цивилизационном отношении со средним россиянином, чем средний немец. Подобно Венгрии и Польше, Россия все больше становится «ре-христианизируемым» государством, основанным на национальном флаге, вере и семье.

 

В настоящее время существует явный конфликт между двумя видениями Европы, который ЕС пытается сгладить. Если дом, расколовшийся сам по себе, не может долго устоять на земле, то как долго Брюссель сможет мириться с непокорными консервативными странами на востоке Европы, и как долго государства-члены из Восточной Европы могут мириться с «растопыриванием пальцев» так называемых «прогрессивистов» на Западе?

 

Это покажет только время, но, судя по всему, ни одна из сторон не готова отступить. Если Венгрия и Польша знают, что ЕС не «нажмет на курок», то у них есть мало причин для изменения своего поведения. Государства-члены Евросоюза из Центральной и Восточной Европы никогда не были менее зависимы от ЕС, чем сейчас, и по мере того, как поколение после холодной войны достигает совершеннолетия, преимущественно славянские народы Востока могут решить, что они, наконец, стали сильнее европейского Запада.

 

 

от admin