Spread the love
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Süddeutsche Zeitung (Германия)

Хуберт Ветцель (Hubert Wetzel)

 

 

   Конечно, так тоже можно закончить спор — просто сдаться.

 

     Именно сдачей позиций можно считать решение президента США Джо Байдена, поскольку он, руководствуясь более значимыми интересами в области национальной безопасности, отказался от введения санкций против зарегистрированной в Швейцарии компании Nord Stream AG, которая строит в Балтийском море трубопровод «Северный поток — 2», принадлежащий российском энергетическому концерну Газпром. Для Соединенных Штатов это политическое поражение, тогда как для российского президента Владимира Путина — значимая победа. Летом все трубы уже будут уложены, и начнутся поставки природного газа из России в Германию

 

Вместе с тем американское правительство в среду проинформировало Конгресс, что в соответствии с требованием Парламента введет карательные меры против нескольких участвующих в строительстве трубопровода российских организаций, а также против четырех специальных судов. Однако на практике эти шаги не будут иметь каких-либо достойных упоминания последствий до тех пор, пока штрафные меры не затронут непосредственно Nord Stream AG, это служащее «крышей» акционерное общество под руководством друга Путина и бывшего офицера Штази Маттиаса Варнига.

 

Но мог ли Байден принять другое решение? Да, мог, но его цена была бы весьма высокой.

 

Введение санкций против Nord Stream AG — сама компания и все ее деловые партнеры лишились бы в таком случае доступа на американский финансовый рынок — не только привело бы к серьезным проблемам в отношениях с Москвой, но и вызвало бы серьезный конфликт с Берлином из-за трубопровода. Потенциальный ущерб от санкций легко превысил бы возможную пользу.

 

Чем больше природного газа Россия экспортирует в Европу, тем больше зависимость от нее

 

С точки зрения Соединенных Штатов, трубопровод «Северный поток — 2» с самого начала был сложным в политическом отношении проектом. С одной стороны, его геостратегическое измерение очевидно: чем больше природного газа Россия экспортирует в Европу, тем больше зависимость от Москвы. А если этот газ на пути в Европу еще и идет в обход таких транзитных стран, как Польша и Украина, которые с недоверием относятся к России и видят в ней скорее врага, чем партнера, то они теряют доход и утрачивают свои позиции. В итоге влияние России в Европе растет.

 

Именно по этой причине более половины десятилетия все американские президенты от Барака Обамы до Дональда Трампа и Байдена выступали против строительства трубопровода «Северный поток — 2». В этом их поддерживал сложившийся на межпартийной основе союз из числа депутатов Палаты представителей и сенаторов Конгресса. Кроме того, у некоторых стран Евросоюза эта немецко-российская газовая сделка, подававшаяся как общеевропейский энергетический проект, тоже не вызывает особой радости.

 

С другой стороны, перед Вашингтоном все время стояла принципиальная проблема, которая повлияла и на нынешнее решение. В строительстве «Северного потока — 2» участвует не только государство, которое считается соперником, а иногда и противником Соединенных Штатов, то есть Россия. Также в проекте, по крайней мере косвенно, участвует страна, которую американцы все еще причисляют к своим самым верным союзникам, то есть Германия.

 

Берлин постоянно указывает, что трубопровод, строго говоря, запланирован и финансируется частными предприятиями, и немецкое государство не имеет с ним ничего общего. С формальной точки зрения это верно. Однако не подлежит сомнению и то, что федеральное правительство политически прикрывает и поддерживает этот проект, защищает его от критики и от санкционных угроз, а еще ведет себя так, будто речь идет о престижном проекте немецкого государства.

 

Поэтому Вашингтону постоянно приходилось учитывать опасность, что санкции против «Северного потока — 2», нацеленные на Россию, противника Америки, затронут еще и Германию — союзника Соединенных Штатов. Поэтому демократ Обама ограничился словесной критикой трубопровода. А республиканец Трамп, который считал Германию скорее нахлебником, чем политическим партнером, с удовольствием поддавался влиянию Конгресса и своего посла в Германии Ричарда Гренелла и позволял им грозить введением карательных мер.

 

В отличие от Трампа, Джо Байден — убежденный сторонник трансатлантических отношений, и он твердо верит в ценность таких союзов, как НАТО и Евросоюз. Кроме того, он считает, что Китай — более серьезный стратегический вызов для Запада, чем Россия, и поэтому он теперь вновь меняет свой курс. Джо Байден пришел к совершенно реалистичному выводу: остановить почти достроенный «Северный поток — 2» можно лишь в том случае, если будут введены масштабные санкции против той его части, которая находится с немецкой стороны. Но подвергать немецко-американские отношения такого рода стресс-тесту он не хочет — они и без того сильно пострадали при Дональде Трампе.

 

А в данном случае речь идет о более значимых интересах в области национальной безопасности, и Белый дом ссылается на них для того, чтобы избежать введения санкций против компании Nord Stream AG. Таким образом Байден выводит из-под удара не столько Москву, сколько Берлин.

 

Это не означает, что администрация США вдруг решила, что «Северный поток — 2» — хороший проект. Вашингтон продолжает выступать против его строительства, и над всеми участвующими в нем компаниями весит дамоклов меч санкций.

 

«Администрация Байдена с самого начала исходила из того, что „Северный поток —2″ — геополитический проект русских, который угрожает энергетической безопасности Европы, Украины, а также союзников и партнеров на восточном фланге НАТО, — подчеркнул официальный представитель Госдепартамента. — Мы продолжаем проверять все вовлеченные организации на подпадающее под санкции поведение, и мы ясно дали понять, что компании могут столкнуться со штрафными мерами, если будут участвовать в „Северном потоке — 2″».

 

В Конгрессе сдержанность Байдена в этом вопросе не понравилась прежде всего республиканцам. Тон среди них задают антироссийски настроенные «ястребы», и они в значительно меньшей мере готовы принять во внимание позицию Германии. Некоторые члены Конгресса уже выступают с резкой критикой этого решения. «Два месяца назад президент Байден назвал Путина убийцей, а сегодня он планирует дать Путину и его дружкам масштабные стратегические преимущества в Европе», — заявил сенатор-республиканец Бен Сасс (Ben Sasse). Его коллега по партии и сенатор Джим Риш (Jim Risch) назвал это решение «подарком Путину».

 

Это резкие слова, направленные на конфронтацию. Однако внешняя политика в Соединенных Штатах — это сфера президента. И теперь мы знаем, какие у Байдена приоритеты.

от admin