Spread the love
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

THE NATIONAL INTEREST США

автор: Десмонд Лахман

При администрации Трампа главным изменением в международной экономической политике США стала характеристика Китая как стратегической экономической угрозы, а не как потенциального долгосрочного экономического партнера. Это было основной мотивацией для американо-китайской торговой войны. Однако возникает вопрос, есть ли сегодня у Америки больше оснований опасаться китайского экономического господства над нашей экономикой, чем раньше она боялась Советского или японского экономического господства.

 

Было бы преуменьшением сказать, что прежние опасения Америки в 1960-х и 1970-х годах относительно советского или японского экономического господства оказались необоснованными. Впечатляющий экономический спад Советского Союза в 1980-х годах проложил путь к распаду Советского Союза в начале 1990-х гг. Между тем, начиная с начала 1990-х годов, бывшее японское экономическое чудо уступило место Японии, переживающей два потерянных экономических десятилетия после лопнувшего пузыря на кредитном и жилищном рынках.

 

Во многом так же, как прежние опасения Америки по поводу российского и японского экономического господства оказались необоснованными, есть веские основания полагать, что недавний быстрый экономический подъем Китая окажется еще одним бумажным тигром. Как и в случае с Японией, очень быстрый экономический рост Китая за последние тридцать лет, скорее всего, сменится длительным периодом фактической экономической стагнации. Он будет делать это, пока его экономика борется с зомби-компаниями и с банковской системой, забитой неработающими кредитами.

 

Одна из главных причин полагать, что китайская экономика окажется на глиняных ногах, заключается в том, что ее недавний быстрый экономический рост был подпитан кредитным пузырем эпических масштабов. По данным Международного валютного фонда, с 2008 года рост кредитования Китая в его негосударственном секторе был близок к 100 процентам ВВП, или темпу, который имеет очень мало исторических прецедентов. Это, в свою очередь, привело к грубому нерациональному распределению капитала, о чем свидетельствуют примерно шестьдесят пять миллионов незанятых китайских квартир, ряд городов-призраков и огромное количество избыточных промышленных мощностей.

 

В этом году, после пандемии коронавируса, произошло заметное замедление экономического роста Китая. В ответ китайское правительство вновь прибегло к увеличению роста кредитования, чтобы дать толчок экономике. Это теперь только еще больше раздует китайский кредитный пузырь, который еще больше заложит будущий потенциал экономического роста страны.

 

 

Китаю очень нужен быстрый долгосрочный экономический рост, если он хочет выйти из кредитного пузыря. Однако это может оказаться очень трудным делом, учитывая тот факт, что прежняя политика Китая в отношении одного ребенка теперь нацелена на сокращение китайской рабочей силы примерно на тридцать процентов в течение следующих тридцати лет. Это также может оказаться трудным, учитывая нынешнюю программу председателя Си Цзиньпина по увеличению размера государственного сектора в попытке консолидировать политическую власть. Это рискует убить саму экономическую реформу, начатую Дэн Сяопином в 1980-х годах для открытия китайской экономики частному сектору. За последние тридцать лет реформы Дэна оказались краеугольным камнем впечатляющего экономического роста Китая.

 

Одним из главных столпов впечатляющего экономического роста Китая за последние три десятилетия были его очень сильные экспортные показатели. Однако в предстоящий период существует вполне реальный риск того, что произойдет постепенный отход от глобализации, что станет серьезным препятствием для китайской экономики. Дело не только в том, что по обе стороны политического прохода США растет поддержка ограничительной торговой политики США в отношении Китая. Скорее всего, дело еще и в том, что на волне пандемии коронавируса США фирмы, вероятно, захотят быть менее зависимыми от глобальной цепочки поставок в целом и от китайской цепочки поставок в частности.

 

 

Все это говорит о том, что, как и в случае с Японией до нее, очень быстрый экономический рост Китая за последние три десятилетия сменится длительным периодом относительной экономической стагнации. Это имело бы глубокие последствия для перспектив мировой экономики, учитывая, что до недавнего времени Китай был главным двигателем экономического роста мировой экономики и ее основным потребителем международных сырьевых товаров. Однако это может также означать, что Вашингтон больше не будет бояться, что экономика США будет затмеваться возрождающейся китайской экономикой.

от admin